Без рубрики

Анализ стихотворения «Лежат они, глухие и немые…» — Твардовский

Анализ стихотворения «Лежат они, глухие и немые…» — Твардовский

Стихотворение «Лежат они, глухие и немые…» было напи­сано А.Т. Твардовским в 1966 году. Стихотворение написано в характерной для этих лет творческой манере поэта: оно фраг­ментарно, очень кратко, лаконично.

Это стихотворение посвящено памяти погибших воинов, которые выступают здесь наравне с живыми. Оно относится к патриотической лирике. Но в отличие от другого произведе­ния («Я убит подо Ржевом…») герои здесь — глухие и немые. «И новое ощущение дистанции прошедшего времени и его целостности и насыщенности как бы материализуется, ста­новится пластически ощутимым, осязаемым в удивительной следующей строчке — “под грузом плотной от годов земли”. Плотность и груз времени ведут за собой множество ассоциа­ций, в том числе и ассоциаций с самой землей, на которой человек живет и в которую он возвращается, и с единством самой памяти, личности, человеческой общности, потока жиз­ни и смерти. Дальнейшее движение стихотворения состоит в своеобразном перечислении “речью точной и нагой” галереи воевавших и погибших»1.

Особо выделены в этом перечне образы женщин, «девушек-девчонок», «медсестренок», «подружек», «сестер». Эти умень­шительно-ласкательные суффиксы говорят об отношении поэта к этим героиням. И в этом отношении прочитывается многое: и непринужденность товарищества фронтовых лет, и настоящая близость, и дополнительное чувство острого, ще­мящего сострадания к этим девчушкам, самой природой пред­назначенным для мирной жизни, семьи и любви. А затем поэт подчеркивает и то, что дана была им слава, двойная доблесть, и сыновей, и дочерей. Однако и воины, и «девушки-девчон­ки» защищали Родину, честно выполняли свой долг, не думая о наградах и почестях:

Ни те, ни эти, в смертный час тоскуя,

Верней всего, не думали о ней.

В этих заключительных строчках раскрываются «глубин­ные пласты поэтической мысли-переживания: и еще одно напоминание о семейном начале, символе всей этой челове­ческой общности, и о ее героизме, и о массовости, скромнос­ти этого героизма, и о реальном ужасе тоски смертного часа, заново пережитого вместе с ними теперь поэтом, всеми нами, и опять новое чувство некоего вопроса, проникновение в тай­ну — “верней всего”».

Строфика стихотворения — свободная. Поэт использует перекрестную и парную рифмовку, различные средства худо­жественной выразительности: эпитеты («глухие и немые»), метафору («Что шли на смерть и повстречались с ней…»), ряды однородных членов и многосоюзие («И юноши, и люди пожи­лые… И женщины, и девушки-девчонки…»), ряды однород­ных членов и бессоюзие («Подружки, сестры наши, медсестренки»), фразеологизм («в смертный час»).