Без рубрики

Образ Обломова: формирование образа

Формирование образа Обломова в романе Гончарова «Обломов»

Гончаров начал писать свой роман с главы «Сон Обломова», которая была напечатана в журнале «Современник» в 1849 году. Сам Гончаров называл «Сон Обломова» «увертюрой всего романа», поэтому считал, что ее можно публиковать отдельно. Полностью роман был впервые опубликован в 1859 году. Таким образом, Гончаров работал над своим самым главным произведением более десяти лет — в период в 1848 по 1859 год.

В центре всего произведения стоит фигура главного героя, в его честь и назван роман. В своем сборнике критических заметок «Лучше поздно, чем никогда» Гончаров писал: «Мне, например, прежде всего бросался в глаза ленивый образ Обломова — в себе и в других — и все ярче и ярче выступал передо мною. Конечно, я инстинктивно чувствовал, что в эту фигуру вбираются мало- помалу элементарные свойства русского человека — и пока этого инстинкта довольно было, чтобы образ был верен характеру». То есть если Гоголь считал, что «хоть на минуту, если не на несколько минут, делался или делается Хлестаковым», то Гончаров видел во всех людях Обломова.

Он видел Обломова как некий вечный, общечеловеческий тип. Добролюбов в статье «Что такое обломовщина», вышедшей в журнале «Отечественные записки» в 1859 году, писал, что Обломов — это «живой современный русский тип, отчеканенный с беспощадною строгостью и правильностью», то есть воспринимал его как знамение нынешнего общественного состояния страны. Этот определенный исторический тип завершает галерею «лишних людей» в русской литературе. В образе Обломова есть что-то, что свойственно всем русским людям. Советский исследователь-литературовед Л. М. Лотман (сестра Ю. М. Лотмана) писала, что «Обломов» — произведение «об умирании воли, «затухании» личности, гибели дарований в безвоздушном пространстве рабства и барства, бюрократического бездушия и эгоистического делячества».

Получается, что Обломов тоже принадлежал к типу «лишних людей», хотя он по характеру не похож ни на Онегина, ни на Печорина. И все потому, что вырос Обломов в семье очень патриархальной, то есть в семье уходящего в прошлое типа. Вот и получилось, что из жизни Обломовки Илья Ильич вышел, а в новую жизнь войти не смог.

Гончаров, безусловно, создал новый тип «лишнего человека». Но он изображает главного героя своего романа в новых исторических обстоятельствах и видит причины его бездеятельности не столько в противостоянии с окружающим обществом, сколько в обломовщине — социальных условиях, сформировавших личность героя. Поместное дворянство, ярким представителем которого является Обломов, долгое время бывшее экономической и политической опорой российского государства, постепенно начинает утрачивать былые позиции, вырождается.

Когда Гончаров рассуждает о том, как формировался характер Ильи Ильича, он описывает, как рос Обломов. Его родители «понимали выгоду просвещения, но только внешнюю его выгоду», то есть они осознавали, что без образования особо ничего не добьешься, но любой труд считали неприятной необходимостью, формальным препятствием. Они хотели сделать так, чтобы для их сына было возможно «учиться слегка, не до изнурения души и тела, не до утраты благословенной, в детстве приобретенной полноты, а так, чтоб только соблюсти предписанную форму и добыть как-нибудь аттестат, в котором бы сказано было, что Илюша прошел все науки и искусства». Эту мораль и это отношение к труду Илья Ильич усвоил с детства.

Для Гончарова в «Обломове», как и для Пушкина в «Евгении Онегине», было очень важно показать истоки характера, именно поэтому он описывает детство и родителей своего героя, его воспитание. Для этого и нужна была автору глава «Сон Обломова».

В ней Гончаров показывает идиллию. Обломов, засыпая, видит «благословенный уголок земли», природа которого — «ряд живописных этюдов, веселых, улыбающихся пейзажей». Он видит семилетнего себя, ему «легко, весело», потом он видит всю свою семью и свой дом в Обломовке, где «главною заботою была кухня и обед». Он видит няню, которая рассказывает ему «об удали Ильи Муромца, Добрыни Никитича, Алеши Поповича, о Полкане-богатыре, о Колечище прохожем, о том, как они странствовали по Руси, побивали несметные полчища басурманов, как состязались в том, кто одним духом выпьет чару зелена вина и не крякнет».

Обломовка рисуется как целое царство. Гончаров говорит, что жизнь в том краю дышала «первобытною ленью, простотою нравов, тишиною и неподвижностью», что родители Ильи Ильича «никогда не смущали себя никакими туманными умственными или нравственными вопросами», а потом, описывая обучение у Штольца, он отмечает, что «ум и сердце ребенка исполнились всех картин, сцен и нравов этого быта прежде, нежели он увидел первую книгу».

Можно сказать, что Обломов принадлежит некоей эпохе, в то же время в нем есть признаки человека, который не смог полноценно реализовать свой потенциал, найти применение своим лучшим качествам.