Без рубрики

Анализ стихотворения «Я знаю: никакой моей вины…» Твардовский

Анализ стихотворения «Я знаю: никакой моей вины…» Твардовский

Стихотворение «Я знаю: никакой моей вины…» было на­писано А.Т. Твардовским в 1968 году. Известно, что в перво­начальной редакции произведение имело другой конец:

Речь не о том. Но все же… что же все же?

Не знаю. Только знаю, в дни войны На жизнь и смерть у всех права равны.

Но затем Твардовский убрал поясняющее двустишие, не­смотря на удачную афористическую формулировку, углубля­ющую основную мысль произведения. Но в то же время эта концовка в определенной степени ограничивала стихотворе­ние. И поэт справедливо ее сократил, сделав последней пре­дыдущую строку. Троекратным повтором автор усилил эмо­циональность и многозначность заключительной фразы. А заключительное многоточие заменило последние две строч­ки, придав финалу большую многозначность, определенную поэтическую открытость.

Произведение относится к патриотической лирике. Оно представляет собой монолог-исповедь лирического героя.

Лирический герой Твардовского остро ощущает свою вину перед погибшими фронтовиками. «Казалось бы, что может сделать один художник в разливанном море всеобщего безу­мия?.. И конечно же, прав поэт, сказавший, что вроде бы и нет его вины в том, что война вспыхнула как очевидный акт безу­мия и что она была тяжелой и кровопролитной. И тем не менее не случаен этот горький вздох запоздалого сожаления, близ­кого к ощущению собственной вины: “…но все же, все же, все же…”» — писал Б. Можаев. «У Твардовского «невозможность забвения, неизбывное ощущение как бы себя в них, а их в себе» выражается с редкой обнаженностью чувств. Стихи об­рываются на одной из кульминаций мысли. Поэт остается один на один со своими воспоминаниями, мы имеем дело с чистой рефлексией. А в самой незавершенности мы не можем не видеть драматического начала. Недоговоренность, стихи, остановленные на полуфразе, получают особенную вырази­тельную силу, таят в себе загадку, скрытый смысл, который приковывает читателя».

Стихотворение представляет собой шестистишие. Рифмов­ка — парная и кольцевая. Поэт использует скромные сред­ства художественной выразительности: анафору («В том… В том…»), лексический повтор («все же, все же, все же…»), ме­тафору («Что я их мог, но не сумел сберечь…»).