Без рубрики

Тема поколения в лирике Лермонтова

Тема поколения в лирике М. Ю. Лермонтова

Тема поколения очень широко представлена в лирике Лермонтова. Она раскрывается во многих стихотворениях, например таких как «Дума» (1838) и «И скучно, и грустно» (1840).

В стихотворении «Дума» «я» лирического героя переходит в «мы» (то же встречается у Пушкина в стихотворении «К Чаадаеву»). Это инвектива (грозное обличение) поколения, Лермонтов предъявляет строгий счет своим современникам, он отмечает свое время как «безвременье», прочерк в истории.

Он обличает вялость, безыдейность и безынициативность людей своего времени, их равнодушие, унылую покорность и нежелание что-либо менять:

К добру и злу постыдно равнодушны,

В начале поприща мы вянем без борьбы;

Перед опасностью позорно-малодушны,

И перед властию — презренные рабы.

Поэт считает, что его поколению не суждено ничего сделать для страны, и понимал, насколько глубокая пропасть лежит между его поколением «реакции» и пушкинскими современниками, пылающими вольнолюбием, стремлением к переменам и жаждой нового. Пушкин в свое время призывал к борьбе, считал, что его поколению суждено сделать что-то очень важное для России и оставить свой след в истории:

И на обломках самовластья Напишут наши имена!

А. С. Пушкин, «К Чаадаеву» (1818) Люди лермонтовского поколения, чей расцвет пришелся на годы «реакции» (снижения градуса общественного напряжения и разочарования в идеях гражданского гуманизма), должны были все вопросы решать заново, пересматривать свое отношение к реальности и систему ценностей.

Если в лирике Пушкина жизнь часто преподносится как праздник, как бокал вина, как роман, то у Лермонтова повторяется только один образ — пир, но пир на празднике чужом («Как часто, пестрою толпою окружен», 1840 год).

Для лермонтовского лирического героя жизнь — бокал, из которого пьешь не в полную силу, а скупо и опасливо; жизнь не приносит никакой радости, в ней нет веры, творчества, любви, нет цели и смысла.

Лермонтовское поколение получило наследство, которое не может не только использовать по назначению, но и сохранить, оно его просто растрачивает. Лермонтов, понимая это, задумывается о том, как отнесутся к этому потомки, и выносит жестокий вердикт:

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой горькою обманутого сына

Над промотавшимся отцом.

Это достаточно строгий суд, но Лермонтову дает право так говорить то, что лирический герой судит себя так же, вместе со всеми. Об этом говорит лирическое «мы», подразумевающее под собой все поколение в целом.