Без рубрики

Пейзаж в лирике Пушкина

Пейзаж в лирике А. С. Пушкина

Пушкин-поэт находился в постоянном движении и поиске новых направлений творчества. На пути от классицизма к реализму через романтизм менялось понимание в том числе и роли пейзажа в повествовании.

В 1814 году Пушкин написал стихотворение «Воспоминания в Царском Селе» («Навис покров угрюмой нощи…»), которое 8 (20) января 1815 года было прочитано на экзамене перед Г. Р. Державиным и произвело на того неизгладимое впечатление.

Это, можно сказать, была посвященная победе над Наполеоном ода, написанная высоким стилем. Основными отличительными признаками этого произведения можно назвать мерность, ощущение взволнованности и отсутствие тяжести. Такой эффект достигался посредством соединения мелодичного шестистопного ямба с четырехстопным. Здесь отчетливо видны отголоски классицизма. Приметами высокого (одического) стиля можно назвать:

  • слова из церковнославянского языка (мощь, почили, листы);
  • величание царей «земными богами»;
  • обращение к образам античной мифологии («русская Минерва» — Екатерина II);
  • риторические вопросы («Не здесь ли мирны дни вели земные боги?»);
  • обращение к старым названиям (французы — галлы, русские — россы).

В царскосельском пейзаже Пушкина читатель не узнает настоящий пейзаж, ведь там нет ни холмов, ни водопадов, ни «огромных чертогов», несущихся к облакам, а есть всего три этажа учебного корпуса. Пушкин преображает действительность по законам высокого жанра. Пейзаж занимает подчиненное место (это фон, величественный и абстрактный). Главное — не пейзаж, а атмосфера величия. Поэт говорит о военной славе России («Орлов, Румянцев и Суворов, потомки грозные славян»), о том, что Наполеон силен, но в Бородинской битве была его последняя победа («Не здесь его сразил воитель поседелый; / О бородинские кровавые поля!»). Пушкин изображает Александра иносказательно, с золотой веткой оливы в руке — символом мира («Росс с улыбкой примиренья / Грядет с оливою златой»).

Заканчивается историческое стихотворение строфой в честь поэта Жуковского:

О скальд России вдохновенный,

Воспевший ратных грозный строй,

В кругу товарищей, с душой воспламененной,

Греми на арфе золотой!

Пейзаж здесь — вещь второстепенная, он лишь создает определенное настроение, стиль. Действительность, понимаемая классицистами как низкая материя, должна быть облагорожена, преображена через образ античного искусства.

В 1819 году Пушкин пишет стихотворения «Деревня» и «Царское Село». Меняется понимание пейзажа, ракурс (точка, с которой автор смотрит на природу). Если в стихотворении «Воспоминания в Царском Селе» («Навис покров угрюмой нощи…») пейзаж был очень величественный, то в этих стихотворениях природа понимается поэтом как место уединения. Читатель видит лирическое «я» самого поэта, стремящегося к тишине, бегущего от суматохи светской жизни. Здесь поэт — безвестный друг Музы. Пушкину дорого общение с природой, так как на ее лоне можно предаться свободной лени и спокойным размышлениям:

Приветствую тебя, пустынный уголок,

Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,

Где льется дней моих невидимый поток

На лоне счастья и забвенья.

(«Деревня», 1819)

Здесь пейзаж идиллический: природа и жизнь в гармонии, все прекрасно, просветленно, нет потрясений (тихое озеро, липовые тени, березы, тихий скат, светлая долина), но есть образ, который не соответствует этому пейзажу: «дряхлый пук дерев» — здесь отчетливо видна зарождающаяся реалистическая позиция поэта.

В 1819 году в творчестве Пушкина уже можно увидеть предромантические черты, возрастает роль пейзажа, на фоне которого читатель видит самого поэта. Есть соответствие между состоянием природы и состоянием души: пейзаж в «Деревне» и других стихотворениях того времени все еще идиллический, но точка зрения автора уже изменилась.

Начинается эпоха романтизма. Обстоятельства жизни Пушкина так сложились, что годы увлечения романтизмом пришлись на годы Южной ссылки (1820-1824). В этот период творчества необычайно возрастает роль пейзажа, меняется его характер, под влиянием южной природы он приобретает экзотические черты (море, горы).

Романтизм развил лучшее, что было в сентиментализме, а именно психологизм и внимание к внутреннему миру человека. В стихотворении «Погасло дневное светило» (1820) слиты воедино пейзаж и то, что происходит внутри самого лирического героя. Рефрен «Шуми, шуми, послушное ветрило, / Волнуйся подо мной, угрюмый океан» символизирует внутренние переживания романтического героя. «Океан» (не «море») еще больше углубляет этот образ, еще больше вносит разных оттенков, символизирующих бурю страстей в душе героя. Олицетворение — один из наиболее часто встречающихся приемов в лирике Пушкина, он во многих своих стихотворных произведениях обращался к морю как к другу, как к существу мужского рода.

Во второй половине 20-х годов XIX века на смену романтизму в лирике Пушкина приходит реализм, то есть изображение жизни такой, какая она есть без прикрас, осмысления и идеализации. Пушкин называл себя «поэтом действительности», поэтому пейзажи в его произведениях начинают смешиваться с картинами русской жизни, более значительными становятся бытовые детали. Теперь герой — человек определенной эпохи и определенной среды, и, знакомясь с ним, читатель сразу понимает, к какому культурному слою он относится. Появляются слова, которые можно обобщить понятием «интеллигентское просторечие» — разговорные слова, не входящие в литературную речь, но которые может себе позволить образованный человек. Сама действительность свободно входит в сознание Пушкина и в его стихи, теперь уже нет деления на «высокую» поэзию и «низкую» жизнь. Все, что есть в жизни — достойно стать предметом поэзии.

В 1830 году выходит стихотворение «Румяный критик мой, насмешник толстопузый», представленное как разговор поэта и критика о том, что действительность не такая, какой она рисуется в воображении, а совершенно другая:

Смотри, какой здесь вид: избушек ряд убогой,

За ними чернозем, равнины скат отлогой,

Над ними серых туч густая полоса.

Где нивы светлые? где темные леса?

Критик хочет увидеть что-то веселое и красивое, но поэт отказывается, так как реальность не такая. Мы видим, насколько сильно изменилось пушкинское понимание природы, как сильно изменились пейзажи в его произведениях. Пушкин будто полемизирует с ранними идиллическими картинами, иронически перепевает стихи 1819 года («Воспоминания в Царском Селе» («Навис покров угрюмой нощи.»)).

В поздней поэзии меняется география пейзажа (не экзотический романтизм, а средняя полоса и северо-запад России), где Пушкин находит поэзию среди самых обычных видов. Это уже новый взгляд на природу и новая роль пейзажа: Пушкин изображает природу такой, какая она есть, реальная и не приукрашенная. В стихотворении «Осень» (1833) пейзаж помогает Пушкину передать самое сложное — процесс творчества. От описания осени и повседневной жизни поэт переходит к самому процессу творчества, но он показывает только его начало. Все остальное — тайна:

И забываю мир — и в сладкой тишине Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,

Излиться наконец свободным проявленьем —

И тут ко мне идет незримый рой гостей,

Знакомцы давние, плоды мечты моей.

В «Осени» происходит соединение пейзажа с размышлениями. Любовь к жизни, ее приятие при очень трезвом на нее взгляде — характерная черта творчества Пушкина того времени. Изображение природы у позднего Пушкина становится частью философской лирики.