Без рубрики

Природа в поэме Лермонтова Мцыри

Природа в поэме М. Ю. Лермонтова «Мцыри»

Природа в «Мцыри» очень символична: через пейзажные образы передается не только настроение героя, но и авторское понимание взаимоотношений человека и природы.

В поэме большое место занимают упоминания о ветре и птицах. Это иносказательное изображение (аллегория) свободы. Главному герою, послушнику монастыря («мцыри» с грузинского переводится как «послушник», то есть это не имя героя), кажется, что он разделяет мысли природы. Он был бы рад обняться с бурею, готов дружить с грозой, не боится ловить рукой молнию:

О, я как брат

Обняться с бурей был бы рад!

Глазами тучи я следил,

Рукою молнию ловил…

Это — родной ему мир природы, его естественная среда, она ему роднее, чем мир людей. Герою кажется внятным шум горного потока, разговор скал и камней. Он считает, что природа полна гармонии, что все голоса природы хвалят Бога, но человеку нет места в этом мире, он не присоединяет свой голос к восхвалению творца:

И все природы голоса Сливались тут; не раздался В торжественный хваленья час Лишь человека гордый глас.

В отношении самого Мцыри природа ведет себя двояко: сначала он чувствует родство с ней, сам думает о Боге, глядя на прекрасную природу, но незаметно для героя природа из друга превращается во врага. С наступлением сумерек герой сбивается с пути:

Бежал я долго — где, куда?

Не знаю! ни одна звезда Не озаряла трудный путь.

Но Мцыри гордый, и, даже потерявшись, чувствует, что чужд миру людей. Символичным воплощением сил природы, ставших вдруг враждебными, становится барс. Описание сражения Мцыри с диким зверем — своеобразная аллегория борьбы натуры Мцыри и его судьбы. Детство, проведенное в монастыре, не заслонило свойства крови героя, который создан был для сражений (по происхождению Мцыри — горец). После победы над барсом герой чувствует к нему уважение:

Он встретил смерть лицом к лицу,

Как в битве следует бойцу!

Однозначно ответить на вопрос, отчего же умирает Мцыри, нельзя. Герой собирает остатки сил и продолжает путь, но через некоторое время он понимает, что пришел туда, откуда ушел. Силы начинают покидать его, и даже звук колокола будто причиняет физическую боль. Сознание того, что он ходит по кругу, лишает Мцыри сил, он сравнивает себя с цветком, который рос в тюрьме и первые лучи солнца его убили:

Со всех сторон Дышала сладость бытия.

Но что ж? Едва взошла заря,

Палящий луч ее обжег В тюрьме воспитанный цветок.

Герой поэмы умирает слишком рано, не достигнув цели. В дисгармонический композиции подчеркивается трагическое начало, а в сюжете в равной степени переплетается героическое и трагическое. Мцыри — alter ego (альтернативная личность, другое «я») автора, поэтому Лермонтов пишет образ героя с большой любовью. Автор восхищается силой Мцыри, его вольнолюбием, мужеством, готовностью к борьбе, цельностью, могуществом его натуры. В конце поэмы Мцыри находит мир в своей душе и даже называет старого монаха «отцом» (в начале произведения он пренебрежительно зовет монаха «стариком»). Герой обретает спокойствие после того, как ему пообещали похоронить его в тихом саду, откуда виден Кавказ:

Там положить вели меня.

Сияньем голубого дня

Упьюся я в последний раз.

Оттуда виден и Кавказ!

Для Лермонтова судьба — злая сила, которая стремится управлять человеком и которой человек подчиняется, но против своей воли. Орудием судьбы в поэме выступает даже природа, для общения с которой у героя нет никаких навыков. Напоследок она дает о себе знать «песней рыбки», которая грезится изможденному юноше в бреду и соблазняет его вечным покоем, говоря:

Дитя мое,

Останься здесь со мной:

В воде привольное житье

И холод и покой.

Вся поэма написана четырехстопным ямбом, кроме «песни рыбки», выполненной чередованием трех- и четырехстопных ямбов с перекрестной рифмовкой. Белинский писал, что лермонтовский стих «… звучит и отрывисто падает, как удар меча, поражающего свою жертву. Упругость, энергия и звучное, однообразное падение его удивительно гармонирует с сосредоточенным чувством, несокрушимою силою могучей натуры и трагическим положением героя поэмы». И действительно, Лермонтов будто «рубит» стих мужскими окончаниями, нагнетает двойные и тройные рифмы, создавая впечатление удара в конце каждого стиха.