Без рубрики

Полемика вокруг комедии Гоголя Ревизор

Полемика вокруг комедии Н. В. Гоголя «Ревизор». Взгляды Гоголя на искусство

Комедия «Ревизор» была написана в 1836 году и практически сразу же была поставлена на сцене: премьера состоялась 19 апреля (1 мая) 1836 года в Александринском театре в Санкт-Петербурге.

После этого вокруг «Ревизора» развернулась настоящая литературная полемика. В. Г. Белинский и П. А. Вяземский высоко оценили комедию, но нашлись и недоброжелатели, которые утверждали, что пьеса не имеет отношения к действительности, что автор не разобрался в устройстве уездного города и очень жестоко высмеял чиновничество, приписав ему пороки, которыми оно не обладает. Один из реакционных критиков Ф. В. Булгарин в журнале «Северная пчела» писал, что Гоголь «основал свою пьесу не на сходстве или правдоподобии, а на невероятности и несбыточности»; другой — О. И. Сенковский — пытался свести содержание комедии к анекдоту, да еще «старому, всем известному, тысячу раз напечатанному».

Под впечатлением от первой постановки «Ревизора» Гоголь пишет в 1936 году пьесу «Театральный разъезд после представления новой комедии». Это своеобразный ответ критикам «Ревизора», но наибольший интерес это произведение представляет как собрание взглядов Гоголя на то, что есть комедия вообще и каковы задачи современной драматургии: «завязка должна обнимать все лица, а не одно или два, — коснуться того, что волнует, более или менее, всех действующих. Тут всякий герой; течение и ход пьесы производит потрясение всей машины: ни одно колесо не должно оставаться как ржавое и не входящее в дело», «но правит пьесою идея, мысль: без нее нет в ней единства. А завязать может все: самый ужас, страх ожидания, гроза идущего вдали закона.».

Гоголь подчеркивает, что комедия должна быть таким же равноправным жанром, как и все другие, что взгляды на нее как на низкий жанр безнадежно устарели: «Но не слышат могучей силы такого смеха: «что смешно, то низко», — говорит свет; только тому, что произносится суровым, напряженным голосом, тому только дают названье высокого. Но, Боже! сколько проходит ежедневно людей, для которых нет вовсе высокого в мире!». Гоголь полагал, что комедия должна иметь общественное значение, задавая вопрос: «Разве комедия и трагедия не могут выразить ту же высокую мысль?» и тут же сам на него отвечая: «В руках искусного врача и холодная и горячая вода лечит с равным успехом одни и те же болезни. В руках таланта все может служить орудием к прекрасному, если только правится высокой мыслью послужить прекрасному».

Гоголь говорит, что достаточно показать душу подлого человека — и все поймут, каким должен быть положительный персонаж. Чацкий был последним положительным героем в русской сатире вообще. У Гоголя нет не только положительных героев, но и героев — alter ego автора. Свою позицию по этому вопросу Гоголь вкладывает в уста одного из персонажей «Театрального разъезда после представления новой комедии»: «Да, было одно честное, благородное лицо, действовавшее в ней во все продолжение ее. Это честное, благородное лицо был

  • смех».

Гоголь не считал обязательной составляющей сатирического произведения наличие положительного героя. Таким образом, он опередил развитие теории сатиры более чем на сто лет. Он наметил центральную дорогу русской сатиры: широкая картина жизни, русские характеры, современный сюжет, общественная проблематика, отсутствие положительного героя.